Бесплатно
по России
Телефон
в Москве
В корзине пусто
Мощные гражданские электрошокеры. Разрешения или лицензии не требуется. Соответствуют закону «Об оружии».
 

«Шокирующий бизнес»

28 сентября 2007 г.

В России гражданское оружие ограничено очень низким уровнем мощности. поскольку в 1997 году, когда принимался новый закон «Об оружии», наши медики были крайне осторожными и занизили разрешенную мощность. поэтому нам пришлось придумывать формулу эффективного воздействия на низких мощностях. 

Когда советская система ПРО прекратила свое существование и РЛС (радиолокационные станции), для строительства которых Ирина Столяревская делала экономические расчеты, стали не нужны, она переключилась с групповых средств защиты на индивидуальные.
И вместе с сослуживцами организовала производство электрошокеров. В 1994 году шокеры в России неожиданно запретили. Тогда Ирина, оставив на время бизнес, посвятила себя упорной борьбе с законотворцами. В 1997 году запрет был снят. Столяревская вовсе не из тех женщин, которые коня на скаку остановят или войдут в горящую избу. Скорее, она просто не допустит, чтобы изба загорелась.

Не дамское дело

Ирина закончила экономический факультет МАДИ и до 1991 года работала экономистом в Радиотехническом институте им. А. Л. Минца, на территории которого сегодня ее компания арендует офисные и производственные площади. Занималась Ирина оценкой стоимости капитального строительства радиолокационных станций для советской системы противоракетной обороны.

Вообще, можно сказать, что перестройка началась с нашего института — с того момента, когда Горбачев рассекретил и отказался финансировать РЛС в Красноярске. Очень скоро развитие системы ПРО было свернуто, конструкторы и экономисты, обслуживавшие ее, оказались буквально на улице. Тогда нам пришлось искать различные варианты заработка,— вспоминает Столяревская.

В начале 1990-х годов на российском рынке стали появляться первые электрошокеры импортного производства. Столяревская и ее компаньоны решили, что отечественные разработчики не ударят в грязь лицом, и создали несколько подобных устройств. Так появилась компания «Мартъ».

Электрошокеры «Мартъ» выгодно отличались от импортных аналогов — они использовали разряд слабой мощности, но работали на более высоких частотах и при этом оказывали лучшее воздействие. Такая модель оказалась очень кстати, когда мощность шокеров в России была ограничена законодательно тремя ваттами.

Мы пришли к этому техническому решению эмпирически и только потом подтвердили его эффективность медицинскими испытаниями.

Разрядники опробовались как на добровольцах со стороны, так и на самих учредителях.
В первый год работы «Мартъ» сделал около ста шокеров и начал постепенно продавать их всем желающим. Тогда как раз стали появляться первые магазины «Оружие» и частные охранные предприятия, нуждавшиеся в подобном вооружении. Продажи росли до 1994 года, а потом бизнес неожиданно «хлопнулся».

Тогда вышел первый закон «Об оружии», который «зарубил» все наши начинания на корню. Компания погрязла в долгах, к тому же силовые структуры изъяли нашу продукцию из оружейных магазинов без выплаты компенсации. Мы оказались в очень тяжелом положении. А потом решили, что надо идти в Госдуму. Написали большой трактат, собрали документы и образцы, получили от всех директоров предприятий-разработчиков электрошокеров подписи и пошли обивать пороги.

Чем вы аргументировали необходимость снятия запрета на разрядники?

Мы говорили, что нельзя запрещать новое, не разобравшись в его сути. Убеждали, что сначала надо сделать медицинское обоснование использования. Объясняли, что для криминальных элементов шокеры интереса не представляют, потому что после их использования остается живой, здоровый и дееспособный свидетель. Уверяли, что шокеры были бы очень уместны на вооружении МВД. В то время с безопасностью в стране было совсем плохо, и люди, привыкшие жить в Советском Союзе, чувствовали себя неуютно. Потому тема оружия для самозащиты была актуальной.

Ирина ходила из комитета в комитет, записывалась на прием к депутатам, предоставляла бумаги по всем их запросам, подключила к работе юристов и медиков. К 1995 году Столяревская отстояла разрешающую поправку. В результате в 1997 году в силу вступил новый закон «Об оружии», в том числе разрешивший и электрошокеры.

Фирма «Мартъ» к тому времени приступила к поиску альтернативной продукции, производство шокеров было остановлено, выпускалось только то, что предлагалось силовикам в качестве образцов и медикам для испытаний.

Нам пришлось фактически начинать бизнес заново. Создавать производство, налаживать отношения с Минздравом и Госстандартом. Сегодня у нас есть своя сертификационная лаборатория, сборочный участок и лицензированное хранилище. Какие-то узлы заказываем на сторонних производствах, остальное производим сами.

«Скорпион» для обороны

Первые электрошокеры на новом лицензированном производстве мы выпустили в январе 1998 года. И взяли большой кредит на оборотные средства, чтобы сразу завалить склад продукцией. Нам пришлось набирать много людей, арендовать площади, а продажи пошли далеко не сразу. Законодательная машина работала медленно, подзаконные акты вступили в силу только через год после принятия закона, и некоторые регионы по-прежнему не могли брать наши разрядники. Кроме того, теперь мы имели право их продавать только в магазинах «Оружие».

По словам Ирины, учредители компании не сразу сориентировались в методах продвижения шокеров. Рынок понятия не имел, что это за товар и как им пользоваться. Поэтому «Мартъ» нуждался не просто в рекламе, а, скорее, в популяризации инструкции по применению.

Товар тем временем лежал на складе, а встроенные аккумуляторы портились. В какой-то момент они и вовсе потекли — пришлось разбирать все устройства и снова монтировать. Мы столкнулись с еще одной сложностью. Производством технологических узлов шокеров могли заниматься только крупные производства. А это значит, что изготавливать нужно было крупные партии. Скажем, стеклопластиковые трубки для корпусов делало то же предприятие, что и удилища. Но у них миллионные партии, и что им были наши несколько тысяч трубок? Заказы получались чрезмерно дорогими. В итоге нам пришлось заводить собственное подсобное производство. Сейчас у нас 11 цехов.

Когда стало понятно, что компания на правильном пути и бизнес будет жить дальше?

В 2001 году, когда появились первые госзаказы. Мы довольно долго разрабатывали специальные шокеры для МВД — им требовались устройства на порядок более мощные, чем гражданские, но в то же время безопасные для здоровья человека. Пришлось повозиться — в 1998 году наша компания обратилась в межведомственную комиссию МВД и предложила ей на рассмотрение наши разрядники. И только к 2000 году прошло постановление правительства о постановке их на вооружение. А первая закупка 900 изделий состоялась еще через год. И процесс пошел — с каждым годом МВД закупало все больше и больше. Мы модернизировали изделия, многократно их дорабатывали. Сейчас делаем даже стреляющие шокеры, с дистанционным воздействием.

И сколько шокеров вы выпускали в 2001 году?

Около восьми тысяч устройств в год по цене $70–270. Сейчас выпускаем 43 модификации четырех основных типов продукции, за 2006 год изготовили 30 тыс. единиц. Пожалуй, модификаций у нас уже многовато, будем сокращать их количество. Основных, наиболее востребованных моделей около восьми.

Какие из них самые ходовые?

Например, «Скорпион». Его базовая модель идет для частных охранных фирм, модель с небольшими доработками, более мощная — для силовых структур. Дело в том, что идеальный электрошокер в нашем восприятии — это изделие, воздействующее на человека короткое время и дающее стопроцентную потерю боеспособности на 10–15 минут. При этом никакого вреда здоровью не наносится. Люди, конечно, разные бывают, с разной физиологией, потому и воздействие бывает разное. Силовым структурам это в любом случае позволит нейтрализовать противника. А у частного лица будет время убежать или предпринять какие-то действия.

Но риски невоздействия имеются?

Никогда нельзя быть уверенным на 100%, что разряд полностью уйдет в нападающего, пробьет плотную одежду и т. д. Безусловно, риски невоздействия есть. Но они существуют при применении любого оружия — в конце концов промазать можно даже из пистолета.

На каком уровне мощности разрядник становится серьезным оружием самозащиты?

В России гражданское оружие ограничено очень низким уровнем мощности, поскольку в 1997 году, когда принимался новый закон «Об оружии», наши медики были крайне осторожными и занизили разрешенную мощность. Предполагалось, что мощность воздействия, накопленная за тридцать секунд, будет равняться тридцати ваттам. Но оставили три ватта (три джоуля в секунду). Это для гражданских лиц, для МВД — тридцать ватт. Поэтому нам пришлось придумывать формулу эффективного воздействия на низких мощностях.

Ожидание удара

В России электрошокеры производят пять фирм. Импортная продукция в нашей стране запрещена по закону «Об оружии», к тому же это в основном «трещотки», которые дают устрашающий разряд с треском, но на практике оказываются безвредными. Мощное оружие импортировать в Россию невыгодно. Многие местные конкуренты тоже производят только «трещотки». Нашу же продукцию берет МВД, ГУИН, служба приставов.

Вы отслеживаете статистику использования ваших шокеров?

Да, конечно, мы внимательно следим за их реальным боевым применением. А случаев хватает даже из жизни наших сотрудников. Например, девушка ехала в электричке. В вагоне к ней пристали агрессивно настроенные молодые ребята, один из которых пошел за ней в тамбур. Девушка разрядником ткнула парня, и он сел на пол, а она спокойно вышла на платформу. Вообще шокер удобно иметь в качестве охранного устройства в загородном доме и в машине. Стреляющие разрядники незаменимы для телохранителей, особенно в закрытых помещениях, где нельзя применять газовое оружие. Что касается использования, то при возникновении опасной ситуации запрещается впустую задействовать разрядник, пугать противника. Весь разряд должен уйти в нападающего, а контакт с телом должен продолжаться не менее секунды. Нежелательно пугать психологически, потому что человек может сконцентрироваться. У многих есть так называемое состояние ожидания электроудара. Соединение должно быть внезапным.

Информация была полезна (0) like 0 Я не то искал (0) dislike

Комментарии читателей к статье
Добавить комментарий
×
Чего не хватило в статье?
Обновить код
Отправляя эту форму вы выражаете свое согласие с Политикой конфиденциальности
.
.
×
Регистрация нового пользователя
Другой код
Отправляя эту форму вы выражаете свое согласие с Политикой конфиденциальности

Зарегистрируйтесь через аккаунт социальной сети
×
Вход в личный кабинет

Войти через аккаунт в социальной сети
×
Восстановить пароль

Укажите логин и электронный адрес, который Вы ранее использовали для регистрации на нашем сайте и мы вышлем Вам новый пароль! Нет, старые пароли мы не напоминаем (храним их только в зашифрованном виде).

×
Заказать звонок

Пожалуйста, заполните форму и нажмите кнопку «заказать звонок» и менеджер отдела продаж перезвонит Вам в рабочее время (пн.-пт. с 9:00 до 19:00 по Москве) максимально близко к указанному Вами интервалу.

Обновить код
Отправляя эту форму вы выражаете свое согласие с Политикой конфиденциальности
×
×